Ana səhifə

Рассказанная им самим 1


Yüklə 234.67 Kb.
tarix22.06.2016
ölçüsü234.67 Kb.
Технико-экономический этюд

Колбаса и энтропия

История бывшего молодого специалиста,

рассказанная им самим
1

Герой моего рассказа служил инженером на одном очень серьёзном предприятии. Там работали Генеральные, Главные, Начальники Управлений, Отделений, Комплексов, Служб, Отделов, Секторов, Бригад, Групп, их Первые, Вторые и другие Замы, а также ЖОРы, ЛОРы, ДОРы, ВОРы и СУКИ. Для непосвящённых поясним, что ЖОРы - это жёны Ответственных Работников, ЛОРы и ДОРы - их любовницы и дочери, ВОРы- лица, влияющие на Ответственных Работников, а СУКИ- Случайно Уцелевшие Квалифицированные Инженеры, к которым и относился мой знакомый Витя, фамилию которого обозначим латинской буквой «Х», соответствующей русской букве «Х».

В этой организации могло показаться, что численность широких начальственных масс была больше численности руководимых ими народных масс в традиционном толковании этого термина. Предприятие, повторюсь, было очень серьёзное и выпускало очень серьёзные изделия. По правде сказать, Витя по молодости лет тоже мечтал пробиться в начальственные ряды.

Если верно утверждение, что наглость- это второе счастье, то Витя был глубоко несчастлив, так как был не просто скромным, а человеком выдающейся, феноменальной, беспредельной, фантастической скромности. Впрочем, скромность его была весьма избирательной. Он не был заурядной, серой личностью, напротив, любил в компании сыграть на гитаре или блеснуть двумя- тремя заранее заготовленными анекдотами. Но если нужно было просить насчёт прибавки жалованья или улучшения жилищных условий, тут скромность и брала его за горло костлявою рукой, из горла вылезало какое- то нечленораздельное мычание, а в животе становилось неуютно и тоскливо.

Ещё скромность некстати проявлялась, когда Вите подбрасывали очередную работу, когда он ещё не успевал расхлебать предыдущую. В результате работа наваливалась, как снежный ком, а Витя стеснялся отказаться. Витя был ещё молодым и наивным, он ещё не знал русской пословицы «кто везёт, того и погоняют» и не убедился в её справедливости.

Кроме того, жизнь Вити затрудняло ещё одно обстоятельство. Он был изобретателем. Вот если бы Витя бы делал мелкие изобретения, но числом поболее, чтобы получить побольше авторских свидетельств и набрать баллов в соцсоревновании (читатели постарше ещё помнят, что это такое), то Витю носили бы на руках. Так нет же, Витя норовил обязательно изобрести что - нибудь крупное и к тому же с большим экономическим эффектом.

В первый раз, казалось, это ему удалось. С группой сотрудников он «двинул» рацпредложение с приличным экономическим эффектом, и его даже внедрили. Это вот обстоятельство окончательно утвердило его на изобретательской стезе, и в этой колее он находился много лет.

2

...Карл Маркс был великим учёным. Он был экономистом. Сара Моисеевна была старшим экономистом. Она насчитала каждому из авторов по сумме, равной полутора Витиным инженерским окладам. Получив сумму, Витя был окрылён. Ему грезился быстрый рост по службе, большие оклады, мягкий шелест шин персональной машины и прочие атрибуты успешной деловой карьеры.

Надо сказать, что Витя хорошо разбирался в термодинамике. В серьёзном институте, где Витя учился, эту науку преподавал Борис Миронович, известный своей свирепостью, от которой страдали не только студенты, но даже деканат, которому он портил показатели. Половина студентов из- за него не допускалась к экзаменам, так как не могла сдать зачёт, а из оставшихся половина благополучно получала двойки и штурмовала этот бастион со второго, а то и с третьего раза. Поскольку Витя худо- бедно прошёл этот фильтр, он знал толк в энтропии, теплоёмкостях, эксергии, критериях Нуссельта и прочей премудрости, и понимал, почему у машины низкий К.П.Д. и через какие дыры утекает эта самая энтропия. Это для него было проще, чем понять, куда утекает вода из смесителя, за что впоследствии ему доставалось от жены. Такой у него был склад ума.

Когда же он пытался объяснить начальству насчёт энтропии, у того стекленели глаза, и только по этой характерной тусклости взгляда можно было догадаться, что оно ничего не поняло, потому что, заматерев в интригах, оно обладало большим опытом, чтобы не дать понять, что оно ничего не поняло. Были, конечно, люди, понимавшие Витю, но они не были начальством.

Так вот, после первого успешного внедрения «рацухи» идеи закрутились в Витином мозгу с ещё большей скоростью, энтальпии и энтропии в причудливом хороводе сплетались в неожиданных сочетаниях, пока не наступало просветление и Витя мысленно не кричал «Эврика !»

При этом Витины аппетиты росли, экономические эффекты становились ещё больше. Если раньше они выражались цифрами с четырьмя нулями, теперь число нулей достигло пяти- шести, причём Витя пытался замахнуться уже и на семь нулей. Насколько Витя был скромен в обыденной жизни, настолько же высоко он возносился в мечтах.

Не знаю, когда у Вити в первый раз появилась мысль измерять экономический эффект в колбасе. Как впоследствии выяснилось, в это время в стране тихо свирепствовала эпоха застоя. Всё было дефицитом, и деньги без знакомства и связей мало что решали. В это время Витя как раз и открыл закон, что колбасно - электричечный поток из столицы в провинцию прямо пропорционален разности концентраций колбасы и обратно пропорционален корню квадратному из расстояния. Правда, этот закон был опубликован только в стенной печати. Серьёзные научные издания этот закон проигнорировали.

Витя всё подсчитал очень скрупулёзно. Он определил средний диаметр колбасы, удельный вес, вычислил стоимость погонного метра колбасы с учётом закруглений на концах и перемычек. Получалось, что если выразить экономический эффект его изобретения в любительской колбасе по 2р. 80 коп. за килограмм, то колбаса опояшет город Воронеж по периметру, а если в молочных сосисках (они более тонкие), то сосисочная цепочка протянется от Москвы до Воронежа. Он думал, что эти цифры произведут сокрушительное впечатление и предвкушал эффект.



3

...Природа служебной лестницы такова, что уже перед второй ступенью на ней возникает толчея, и народ карабкается по ней, не всегда используя вполне спортивные приёмы. К тому же эта лестница с высотой сужается. Толкаться Вите не позволяло интеллигентское воспитание, утончённость натуры и уже упоминавшаяся скромность. Как -то Витя путём логического анализа пришёл к выводу, что он станет старшим инженером, когда уйдёт на пенсию министр. На место министра пойдёт его первый зам, на место первого зама - начальник главка, его место займёт зам начальника главка, на его место уйдёт директор, и когда вся цепочка переместится на одну ступенечку, дойдёт очередь и до Вити.

Несмотря на некоторую умозрительность, и, я бы даже сказал, эзотеричность и сакральность этих рассуждений, Витя был не так уж не прав. Только Витя стал старшим инженером не тогда, когда ушел на пенсию министр, а несколько позже, когда умер Генеральный Секретарь, так что пророчества Вити на этот раз с блеском подтвердились.

Но мы отклонились от темы нашего рассказа. Когда он на одной конференции обнародовал свои выкладки с колбасой, народ оживился, посмеялся, но всерьёз Витины опусы не воспринял. Вот если бы Витя был одним из Главных, Начальником чего - либо, на худой конец Ведущим, его слова звучали бы весомо. Но в этой организации степень талантливости оценивали по чину. Если идею высказывал Генеральный, она объявлялась гениальной (да простит мне читатель невольный каламбур), если один из Главных, идея считалась талантливой, оригинальной и яркой, на худой конец, если идею высказывал Ведущий, идея воспринималась как интересная. Кроме того, прежде чем родить истину в споре, считалось хорошим тоном согласовывать её с вышестоящим руководством.

Витя пока ещё не дорос по чину для внедрения своих изобретений. Это была одна сторона медали. Но Витя стал смутно догадываться, что причина лежит еще глубже.

На одном предприятии, на котором Витя был в командировке, и на котором испытывали то, что на Витином предприятии изготавливали, его коллега по изобретательству Вася, хитроумно совместил несколько дорогостоящих испытаний и сэкономил полмиллиона ещё тех рублей, которые приравнивались к доллару. Я сейчас предоставлю проницательному читателю предугадать, что за этим воспоследовало? Наименее проницательные читатели подумают, что Васе дали денежную премию, и окажутся совершенно не правы.

Более проницательные читатели предположат, что Васе скажут «Молодец!» и похлопают по плечу. Другие проницательные читатели предположат, что его идею забракуют, а впоследствии выдадут за свою. Такое, действительно, иногда случается.

На самом деле не было ни премий, ни даже похлопываний. Витиного собрата обматерили, намылили шею, вставили клизму, и т.д. и т.п. А почему? А потому что предприятие не выполнило план, который измерялся в рублях и спускался сверху.

А ещё интересный случай произошёл с другим коллегой по изобретательству, Петей. Пока изобретение шло по инстанциям, оно обрастало соавторами. Поскольку для оформления изобретения нужна справка о творческом вкладе каждого из участников, эту самую справку Пете приходилось много раз переделывать. Сначала он писал, например, что изобретатель номер 5 предложил соединить агрегаты А и Б посредством трубы. Затем он писал, что изобретатель номер 11 предложил соединить эти агрегаты, изобретатель номер 12 уточнил, какие именно концы агрегатов А и Б соединяются между собой, а изобретатель номер 13 предложил, чтобы труба была круглой.

Когда же это изобретение принесли на подпись самому Генеральному, там красовались фамилии 17 соавторов, и Генеральный вполне справедливо заметил, что список надо бы сократить хотя бы человек на пять.. Только вот за счёт кого? Этот Главный, уважаемый человек, я его знаю, этот начальник того-то, я его тоже знаю, а кто такой этот Петя? Генеральному осторожно намекнули, что это- то, собственно и есть автор, и Петя чудом удержался в числе соавторов, а впоследствии даже стал Петром Николаевичем.

Вите стала приходить в голову мысль, что не всё благополучно в Датском королевстве и что, собственно, экономический эффект по большому счёту никому и не нужен.

Собственно, Петино изобретение было крупным, оно позволило создать новый тип изделий, с показателями лучше, чем у загнивающего десятилетиями Запада, и оно было внедрено. А вот если бы Петя изобрёл что- то такое. что сэкономило бы, скажем, двести тысяч тонн топлива, куда прикажете это топливо девать? Изготовитель топлива не выполнит план, снизится объём производства, другому заводу не нужно производить лишние цистерны, которые бы это топливо возили, а там, глядишь, нужно меньше выпускать чугуна и стали, и так по всей хозяйственной цепочке. Одним словом, если бы Петино изобретение что - нибудь в большом количестве экономило, шансов на внедрение оно бы не имело и Пете лично ничего бы не светило.



4

...Поэт Некрасов «лиру посвятил народу своему». Наш Витя мечтал посвятить своему многострадальному народу колбасу. Он её выдавал народу на блюдечке с голубой каёмочкой. Народ же в лице своих лучших представителей, поставленных у руля, вроде как упирался и вроде как не хотел её брать. Правда, чтоб сэкономить, например, десять тысяч тонн колбасы, нужно для внедрения сначала израсходовать тысячу тонн. Проницательный читатель, конечно поймёт, что речь идет не о колбасе в буквальном смысле, а о финансах, выраженных в колбасном эквиваленте. В этом и была загвоздка.

А надобно вам сказать, что по ходу рассказа менялся исторический фон. За окном бушевала перестройка. За это время Витино мастерство в обращении со всякими там энтропиями и эксергиями достигло прямо - таки филигранного уровня, ему достаточно было нескольких беглых взглядов на схему агрегата, чтобы понять, куда утекает энтропия, за счёт чего она, подлюка, всегда возрастает, и откуда вытащить лишних десяток процентов КПД и пару сотен киловатт. И Витя тут же предлагал рождённую на кончике пера оригинальную схему.

Витя вдохновенно работал полгода и выдал на - гора научно- технический отчёт, где очень красиво всё расписал, со всеми энтальпиями и прочими прибамбасами, предложил десяток красивых технических решений. Выше автором были высказаны некоторые нелицеприятные мнения о начальственных массах. Справедливость всё же требует сказать, что среди них всё- таки попадались умные и даже прогрессивно мыслящие люди.

Короче, Витю наконец- то одобрили, начертали высокой начальственной рукой резолюцию «Имеет важное значение... рассмотреть на научно- техническом совете... внедрить...». Казалось, до колбасного изобилия хотя бы регионального, на самый худой конец микрорайонного масштаба было рукой подать.

Остап Бендер знал 400 сравнительно честных способов отъёма денег. Витя знал всего один, пусть даже во многих вариациях, но зато деньги ни у кого не надо было отнимать. Витю никогда не увлекала перспектива запереться в кабинете и делить спущенные сверху деньги. Деньги у него рождались из ничего, из воздуха, в который выбрасывалось меньше тепла и дыма, поэтому эти деньги были не то что сравнительно честные, а совершенно в моральном смысле стерильные, что для Вити с его интеллигентской мягкотелостью и утончённостью было очень важно.

Так вот, в Витиной голове проносились образы, связанные с колбасой, колбасные гирлянды извивались, сплетались, опоясывая то родной город Воронеж, то кремлёвскую стену, которая, впрочем, видывала и не такое изобилие. И если бы Витя получил лично для себя от сэкономленного в ближайшем будущем хотя бы 0,1%, это хватило бы Вите на безбедную оставшуюся жизнь.

Однако Витя недооценил глубину и силу отечественных экономических парадоксов, что его и погубило. Всем известен парадокс эпохи застоя: в магазинах ничего нет, а холодильники у всех забиты. Витя понимал, что побеждает та экономика, которая является более экономной. Однако экономический маятник резко качнулся в противоположную сторону. Экономика стала чрезмерно экономной.

Вите посоветовали оформить научно- исследовательскую работу (НИР). Он поехал в центральный НИИ (научно- исследовательский институт). Там эту тему тоже одобрили. Однако, напомню, в стране гремела перестройка. Поэтому ассигнования стали сокращать. Проблема экономии была решена даже чересчур радикально. Тему, которой занималось предприятие, прикрыли, и экономить стало нечего. А экономический парадокс эпохи перестройки заключался в том, что в результате такой экономии колбасы больше не стало, даже наоборот, она куда-то исчезла.

В результате народ не получил колбасу, а Витя дивиденды. На этом закончился данный этап Витиной карьеры.


Эпилог

... Законы жанра требуют в этом месте эпилога. Что ж, завершим наше повествование. Наш герой плюнул на экономию, перешёл в другой отдел. Слава Богу, у него имелось чувство юмора, поэтому он не очень огорчился. В предыдущем отделе он был самым молодым, хотя разменял пятый десяток. Там был народ в основном пенсионного возраста, поэтому, если надо было сбегать за водкой, посылали Витю. В новом отделе было много молодёжи, и Витя стал Виктором Михайловичем. Личная жизнь героя не входит в тему нашего повествования, но Витя наконец женился. Он бы женился раньше, но из -за феноменальной скромности поздно получил жильё, а как только получил, так сразу и женился. Вот только, набив шишек на тернистом изобретательском пути, не хочет, чтобы дети тоже стали энтропиеведами и энтальпиелюбами.

У него сейчас приличная инженерная должность, хотя он и не получил большого административного поста. Он считается ведущим энтропиеведом. В отдел пришла талантливая молодёжь, которую он пытается обучить энтропийным премудростям.

Но самое главное, что наконец- то стала, пусть как-то робко, проявляться заинтересованность в экономии. Электричество стало дорогим, и Витины энтропийные экзерсисы пришлись как нельзя более кстати. Несмотря ни на что, Витя знает, что в конечном счёте побеждает более экономная экономика, и верит, что его звёздный час ещё впереди. Витя также знает, что, пока Вити, Васи и Пети будут относиться к наиболее зачуханной части населения, ничего толкового в экономике не будет. И наоборот, если их будут привечать и вырывать из рук их изобретения, то изобилие колбасы на столе каждого россиянина будет так же неизбежно, как восход солнца.


Записал В. Ходус.

Колбаса и энтропия-2

1.

Мы расстались с героем нашего рассказа Витей в разгар перестройки. С тех пор за окном очередной раз поменялся исторический фон. Говорят, что крайности сходятся, в чем Витя очередной раз убедился. Вот пример. В былинные времена «комиссаров в пыльных шлемах» появился тип универсальных руководителей, которые не разбирались в том, чем они руководят, зато правильно понимали линию партии, пролетарский интерес и печенкой чуяли контру. Им все было по плечу. Сегодня они руководили, например, колхозом, завтра учреждением культуры, послезавтра обувной фабрикой, потом научным институтом. Итоги их деятельности были, мягко говоря, не очень полезны. Кое-где им даже удалось создать пролетарскую науку, например народную «мичуринскую» биологию, раны от которой сельское хозяйство зализывает до сих пор. К счастью, все же не удалось заменить буржуазную физику или химию пролетарской, при этом как-то уцелела и даже получила развитие и любимая Витей термодинамика.



Особенно яростными были нападки на кибернетику, и Витя с его аналитическим умом понимал, почему. Кибернетика провозглашала себя наукой об общих законах управления, в том числе управления коллективом и обществом. Это был переход за красную линию! А как же тогда руководящая и направляющая сила? Как же тогда единственно верное, вечно живое, развивающееся, всепобеждающее революционное учение? Кибернетиков надо искоренять как контру, как гнид, пока адепты учения не остались без работы!

В дни торжества фьючерсов, мерчендайзинга и девелопмента на авансцену вышли совсем другие люди. Как бы выразиться… нечто похожее на то, что писал в 16 веке Тредиаковский: «чудище óбло, озóрно, огрóмно, стозевно и лáяй». Имя ему - «эффективные менеджеры». Казалось бы, что общего у них с вождями диктатуры пролетариата и развитого социализма? Но и тем и другим было все равно, чем руководить – алюминиевым заводом, морским флотом, энергетикой или торговым центром.

Помните, в первом томе я писал о характерной тусклости взгляда представителей широких начальственных масс, когда Витя пытался заикнуться про энтропию? Как-то Вите посчастливилось воочию увидеть Его Величество Эффективного из Эффективных менеджеров, Повелителя Бабла А.Б. Чубайса, который посетил его предприятие. Ему рассказывали про уникальную космическую технику, конверсионные разработки, технические характеристики. При этом видно было, что А.Б. на это наплевать, и был у него взгляд, превосходивший своей стеклянностью упомянутый взгляд начальства. И только раз у него в глазах появилось осмысленное выражение, когда кто-то в толчее случайно прошел перед ним, и нужно было с ним просто не столкнуться.

А общее у представителей современного креативного класса и того - руководящего и направляющего - в том, что они в большинстве своем ничего не понимали в том, что требовало конкретных знаний - технике, науке, медицине, военном деле – ничего. В смысле не хрена. Зато сколько высокомерия, апломба, амбиций, гонора, спеси и чванства!

С точки зрения Вити финансисты, менеджеры и юристы не создают новых ценностей. Эти ценности появляются за счет использования природы и ее законов в процессе труда. Но некоторые эффективные менеджеры искренне убеждены, что, что стоимость создает тот, кто что-то продает или с помощью юридических ухищрений меняет собственника. Если взять Анатолия Борисовича, возможно, у него в момент наибольшего остекленения взгляда в голове происходила титаническая умственная работа: в это время он прокручивал в голове гениальные, искусные и изощренные финансовые и юридические схемы. Если бы эта аналитическая мощь использовалась не для перераспределения собственности, а в мирных целях, не было бы ему цены.

2

Аналитический ум Вити в потоке информации вычленил еще один момент, в котором сходятся непримиримые противоположности - самый развитой социализм и самый оголтелый капитализм. В советское время одновременно в СССР и США был проведен социологический опрос на тему, как зависит качество и производительность труда от его оплаты. Результаты оказались удивительными и, главное, совершенно одинаковыми. Выяснилось, что и здесь и там примерно одна шестая часть населения – условно назовем ее «пофигисты» - никогда не будет всерьез напряженно трудиться, независимо от оплаты. Другая шестая часть – назовем ее «идеалистами» или «энтузиастами» - независимо от оплаты всегда будет ответственно относиться к порученному делу. А оставшаяся часть – четыре шестых или две третьих– подходит к делу очень просто: какая зарплата, такая работа.

Вот где спрятан кончик той иглы, на которой было поражение социализма!!! Социалистические деятели экстраполировали эту шестую часть идеалистов на все общество, и думали, что можно всех сделать «сознательными». Они хотели, чтоб все были энтузиастами: нам солнца не надо, нам партия светит, нам хлеба не надо – работу давай! А это просто невозможно, ибо в каждом поколении генетически воспроизводятся в одинаковых количественных соотношениях одни и те же человеческие черты; всегда будет одинаковый процент сознательных и несознательных, умных и тупых, шустрых и медлительных, активных и пассивных. Вот, скажем, в человеке генетически заложены лидерские устремления. Что из этого может получиться? В одних общественных условиях он станет директором завода, а в других лидером организованной преступной группы. А если по жизни не приведется стать начальником, он будет, реализуя неизбывную тягу к руководству, тиранить собственную семью.

Так вот, при социализме одна шестая часть идиотов-идеалистов тащила, тащила на себе все общество, да и надорвалась, хотя им помогала часть из реалистов, которым более-менее платили. Ну, а капитализм на удивление долго загнивал и продолжает загнивать, поскольку там худо-бедно работают 5/6 населения.

При социализме одной шестой части «пофигистов» особенно негде было разгуляться, разве что заделаться партийным деятелем. Можно конечно, банально стать уголовником, но рано или поздно придется сесть. Можно стать пожарным и спать 25 часов в сутки. Но вдруг придется тушить реактор? У одной сотрудницы папа был водолазом на водохранилище, а мама зав. секцией в «Детском мире». У кого профессия опасней? Конечно, у водолаза? Как бы не так! У папы на работе ни разу не было происшествий, все коллеги живы - здоровы, рано ушли на пенсию. А вот у мамы то коллегу справа посадили, то коллегу слева, в общем, все время в стрессе. Никаких возможностей наслаждаться жизнью, ничего не делая!

То ли дело в эпоху глобализации, лизинга, кластеров и компетенций! Сколько возможностей! Можно несколько раз перепродавать один и тот же товар. Можно снимать порчу и сглаз, а можно даже продать участок на Луне. Список огромный, и проницательный читатель может привести десятки примеров.

Витя, надо сказать, всегда был человеком объективным и не мазал всех предпринимателей одним миром. Он относился к ним глубоко дифференцированно. Взять, например, Генри Форда, которого Витя глубоко уважал. Если бы каждый работяга, который, благодаря Форду, ездит на своем авто, выделил по одному доллару, на эти деньги можно было бы отлить памятник из чистого золота. А вот к деятелям типа Сороса Витя относится резко отрицательно.

Витя пришел к выводу, что основное противоречие, водораздел борьбы проходит не между трудом и капиталом, а между «производителями» и «виртуальщиками». Предприниматели, которые создают что-то реальное, например, строят самолеты или корабли, хоть и хапают прибавочную стоимость, попутно приносят пользу, потому что все большее число людей может перемещаться по миру на тех же самолетах или кораблях. Многие наши предприниматели в прошлом были неплохими инженерами, а сейчас создают новое промышленное оборудование. А виртуальщики, произведя деньги из воздуха, покупают на них отнюдь не виртульные, а реальные блага, созданные производителями.

Похожая тенденция проявляется во всех сферах деятельности, в том числе даже…в художественном творчестве. Нужен пример? Скажем, Рафаэль или Рубенс годами оттачивали мастерство светотени, перспективы, учились переносить на полотно «души изменчивой приметы». Но и в искусстве появились свои эффективные менеджеры. Зачем надрываться, изнурять себя, как Рафаэль или Рубенс? Малевич намалевал черный квадрат, и все. Основную роль стал играть не художник, а целая рать искусствоведов, которая с придыханием говорила: «ах, как концептуально! Какие реминисценции, коннотации и аллюзии!». А рядом с ними крутятся всякие там промоутеры, которые эту фигню и продают.

3.

Витя долго изощрял свой ум, чтобы, используя законы природы, уметь оптимизировать технические процессы. Он писал систему уравнений, менял исходные данные и находил сочетание параметров, при котором максимальное значение принимал, например, КПД. Сжигая одно и то же количество топлива, можно получать больше энергии. Энергоносители стали очень дорогими, и если бы бизнесмены воспринимали его рекомендации, они могли бы получить многомиллионную экономию и дополнительную прибыль.

Но бизнесмены оптимизацию понимали вульгарно, от латинского «vulgaris», что вопреки распространенному мнению означает не «пошлый», а обыкновенный, простой, или, если хотите, пошлый в своей простоте. «Мы оптимизировали производство» на их языке может означать, например, что тупо в два раза сократили число работающих, а остальным так же тупо снизили зарплату. При этом вовсе не нужно напрягать и изощрять мозговую извилину.

А в итоге эти оптимизаторы хреновы так же не внедряют реальные технические новшества, как и начальство эпохи застоя.

Но если оптимизаторам сказать это, они сделают совершенно искренне удивленные глаза и оскорбятся. А как же все эти индустриальные парки, венчурные фонды, стартапы, наконец, «Сколково»? Знакомая начальница патентного отдела пыталась внедрить изобретение с помощью венчурных фирм. Она добросовестно выполнила все процедуры, ее перепасовывали от одной организации к другой, в результате процесс возвратился туда, откуда начинался. Таким образом, получилась классическая бюрократическая закольцовка.

Витю как то посетил и долго мучил один назойливый вопрос: вот если собрать вместе 10 тысяч эффективных менеджеров – смогли бы они создать космический корабль и запустить в космос? Здравый смысл подсказывает, что нет. Строить финансовые пирамиды - пожалуйста, производить колбасу без мяса – пожалуйста. Но при создании техники у российских креативщиков основной посыл такой: - зачем что-то разрабатывать, проводить научные изыскания? Все можно купить. На худой конец они могут создать самолет, но планер закупить в Канаде, двигатель – во Франции, авионику – в Израиле, а потом что-то слепить из того, что было.



4

К счастью, в работе у Вити была одна отдушина – научно-технические конференции. Время от времени на предприятие приходили приглашения принять участие в какой-нибудь конференции. Для предприятия это была возможность продемонстрировать, что они, дескать, выпускают высокоинтеллектуальную продукцию, находятся на острие прогресса, что их железяки спроектированы не абы как, а с учетом современных научных веяний. Для этого нужен был Витя, который мог набросать наукообразную статейку, написать трехэтажные формуляки и выступить перед учеными мужами. На конференции можно было не только сменить обстановку, отдохнуть, усладить организм банкетами, но и пообщаться с родными душами - немногими Случайно Уцелевшими Квалифицированными Инженерами (аббревиатура СУКИ) и учеными.

С трибун конференций раздавался стон, дескать, забодали эти эффективные менеджеры. А инженеры находятся не то, что на вторых или третьих, а на пятых или шестых ролях и обслуживают безграмотные хотелки бизнесменов. Витя не страдал манией величия. Пусть, допустим, на первом месте будет государственный муж, который поставил задачу, на втором бизнесмен, который выделил на это личные деньги. Но уж на третьем месте пусть будет инженер, скажем, в лице главного конструктора, который решит эту задачу. Но технически полуграмотные эффективные менеджеры лезут руководить и техникой тоже, думая, что раз я богатый, значит, я очень умный.

Если предприниматель решил вложиться в инновации, ему нужны помощники, технические специалисты, советники. Но почему–то они обычно доверяются не инженерам и ученым с глубокими знаниями, а полуграмотным мошенникам. В конце концов, до Вити дошло, почему так происходит. Инженер работает с объективной реальностью, с законами природы. Эти законы нельзя обмануть, изменить с помощью лоббирования, подкупа депутатов, нельзя изменить никаким административным актом, даже указом Президента или энцикликой Понтифика. Эти законы сложные; как подметил еще Леонардо Да Винчи, природа говорит на языке математики. Мало того, не просто математики, а самой что ни на есть высшей математики, с интегралами, дифферециальными уравнениями в частных производных, тензорами, конформными отображениями и так далее. Это проверяется многочисленными экспериментами. Проверь второй закон Ньютона хоть 10 миллионов раз, он каждый раз подтвердится. Формируется соответственный тип мышления.

А вот бизнесмены работают с субъективной реальностью и имеют другой тип мышления. Для бизнесмена главное не изготовить, а продать, впарить, втюхать товар. Для этого нужно убедить покупателя, что этот товар его осчастливит. Нужно чувствовать, что хочет покупатель, а если не хочет, придумать ему желание. Если честно, справедлива пословица: не обманешь - не продашь. Как-то сын Вити, который окончил физфак университета, пришел с работы и говорит: представляешь, выпускники технических вузов на работе говорят ему: а зачем сковывать свой ум какими-то началами термодинамики? Нужно мыслить креативно!

У Вити аж челюсть отвалилась. Вот как вирус эффективного менеджмента все больше заражает и инженеров, которые все более деградируют! Он до определенных пор был уверен, что антинаучное мракобесие кануло в Лету. Все в ХХI веке хотя бы знают, что Земля вращается вокруг Солнца. Ан нет, по опросам 30% граждан считают, что Солнце крутится вокруг Земли – это ж видно! Мракобесие опять наступает по всем фронтам. Оживились изобретатели вечного двигателя. И появилось отвратительное слово «креативный». Вроде бы оно происходит от благородного, даже божественного понятия «Creation» - творчество. Но оно опошлено, от него разит за версту. Моцарт не креативный, Пушкин не креативный, Менделеев не креативный, Королев не креативный, а вот Васильева, наворовавшая миллиарды - креативная. Хорошо сказал блогер под псевдонимом «урусшайтан»:

Либерал, имея ум живой,

Мыслит широко и креативно:

Жопа - тоже орган половой,

Только, так сказать, альтернативный.

К сожалению, этим креативность часто и ограничивается.

Настоящих глубоких специалистов эффективные менеджеры на дух не переносят, они для них совершенно чужеродны. Для обыкновенного человека истина - это не объективная реальность, а то, что понятно, доступно пониманию. Для бизнесменов высше - математический язык природы непонятен, они как-то обходятся понятными четырьмя действиями арифметики – что то отнимают, а потом где-то складывают и как-то делят. Поэтому новую генерацию менеджеров от науки, специалистов по научной рекламе, которые на самом деле профессионально поверхностны, бизнесмены привечают, поскольку чувствуют в них своих. И это еще более отдаляет возможность реальных инноваций.



5

В ранние советские времена бытовало выражение «буржуй недорезанный». Как ни странно, к буржуям относили и инженеров, которых было мало и которые по квалификации были не чета теперешним. Они были подозрительны для пролетарских деятелей, которые их на дух не переносили. Когда пролетарские руководители принимали неграмотные авантюрные технические решения, приводящие к авариям, виноватыми назначали, конечно же, саботажников - буржуазных специалистов.

В наше время, слава Богу, инженеров не истребляют физически. Но система уничтожает их профессионально за счет полнейшей деградации. Никому не нужен думающий инженер, или, скажем, врач. Есть стандарты оказания врачебных услуг – от сих до сих. Есть тупо список болезней и стандартный набор лекарств. Так же эффективные менеджеры подходят и к технике.

А Витя был не просто инженер, а по классическим критериям представитель инженерной элиты – специалист по научно-техническим расчетам. Раньше инженер Эйфель или инженер Шухов не только рисовали свои башни, но и производили расчеты. Сейчас хорошо если процентов 5 инженеров хоть что-то смыслит в самых элементарных технических расчетах, которые моделируют физические процессы, а 1% инженеров может хоть что-то подсчитать. Как говорил один Витин коллега: - «когда я вижу интеграл, мне становится плохо».

В наше время Витя чувствует себя неким реликтом, ископаемым, мастодонтом, недорезанным настоящим инженером. На предприятии, где Витя в последнее время трудился, инженеров было больше тысячи, но из них всего процентов пятнадцать – конструкторы и технологи, остальные всякие там экономисты, нормировщики и прочие маркетологи.

Тем не менее, нет худа без добра. Все-таки существуют объективные законы природы, хотя эффективные менеджеры их в упор не видят. При проектировании новых изделий бывает невозможно определить некоторые исходные размеры или параметры без технических расчетов. Слава Богу, Витины начальники были еще из старых кадров и понимали их необходимость.

В служебной карьере есть такая общая закономерность: когда заводишь речь о повышении зарплаты, говорят, что ты не очень эффективно работаешь, медленно, без должной активности и усердия, и т.д. Но когда собираешься уволиться, выясняется, что ты самый нужный, незаменимый человек, без тебя все остановится.

В последний раз, когда Вите предложили работу, его на старой работе не желали отпускать на том основании, что такого специалиста нет в радиусе 300 километров. В результате сейчас он получает значительно выше средней зарплаты по городу. Правда, до границы среднего класса все-таки немного не дотягивает, для этого надо чем-то торговать.

Когда-то Витя предлагал идеи, экономический эффект от которых эквивалентен колбасной цепочке с длиной географического регионального масштаба. А несколько лет назад пришла в голову идея, тянущая на планетарный масштаб. Если эффект выразить в сосисках, то цепочку можно было бы обернуть вокруг экватора один или несколько раз в зависимости от масштабов внедрения его предложения.

При широком внедрении на тепловых станциях можно было за счет разработки и установки нового оборудования увеличить выработку электроэнергии. Самое главное - без увеличения потребления топлива и настолько, что это увеличение может быть больше, чем выработка электроэнергии на ГЭС и АЭС вместе взятые.

На письма в разные инстанции с предложениями отвечали в основном эффективные менеджеры. В ответах были выдержки из разных законодательных актов, по сути ничего конкретного. Единственные ответы по существу, причем положительные, были из двух научных институтов, в которых еще работали недорезанные, пардон, недореформированные ученые.

Экономический эффект от Витиных предложений, как и бывает при нормальных серьезных производственных инновациях, можно получить через три-пять лет. Но зачем тратиться на разработку и изготовление оборудования и ждать три года, если эффективные менеджеры научились получать эффект за считанные часы с помощью валютных операций и прочих хитрых финансовых кунстштюков, при этом затраты сводятся к покупке компьютера и аренде офиса.

Что дальше – туманно. Или ученых и инженеров окончательно дореформируют, или разработка новой техники уйдет в Азию, а со временем в Африку, т.к. белые люди поголовно будут стремиться заниматься менеджментом и маркетингом.

В конце концов, объективная необходимость возьмет вверх, и придется заниматься делом. Только не будет ли слишком поздно, чтобы недорезанные и недореформированные инженеры и ученые успели передать свои знания молодежи и обеспечить преемственность. Как сказал Исаак Ньютон в письме Роберту Гуку: Я видел дальше других, поскольку стоял на плечах гигантов. В сложных производствах нужна преемственность, и нужно стоять на плечах предыдущих поколений, а не спрыгивать вниз и начинать заново расти от пола. Вот в ФРГ, несмотря на экономическую мощь и высокий технический уровень, нету авиации. А почему? Да после войны ей, как стране - агрессору, запретили иметь авиацию, оборудование вывезли, специалисты переехали в Америку. Через несколько десятилетий ей разрешили иметь авиацию, но как сейчас говорят, компетенции были утрачены.

Античный герой Сизиф сутками долго и нудно вкатывал камень на гору, а скатывался камень вниз за считанные минуты, легко и весело. Вот так и мы. Становились человеками в течение долгих веков и тысячелетий, а непринужденно и весело в животное состояние можно вернуться за пару-тройку поколений, и не заметить как.

Вот так, любезный читатель, хотел я тебя сначала повеселить, но, в конце концов, загрузил размышлизмами, прошу извинить.




Сказ


Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©kagiz.org 2016
rəhbərliyinə müraciət